• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Гоголь и Нижний Новгород

В произведениях Гоголя Нижний Новгород упоминается вскользь или угадывается между строк - к таким выводам пришла студентка фаультета гуманитарных наук (ОП "Филология") Татьяна Красильникова в своей работе, выполненной в рамках проекта "Нижегородские писатели".

Вряд ли найдётся в России человек, никогда не слышавший о Николае Васильевиче Гоголе. Это объясняется не только написанными Гоголем гениальными произведениями (вот некоторые из них: сборники «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород», «Арабески», пьеса «Ревизор», поэма «Мёртвые души», сборник «Выбранные места из переписки с друзьями»), но и мистификациями, связанными как с биографией писателя, так и с его творчеством. На протяжении жизни Гоголь сам окружал себя разнообразными мифами, после смерти писателя это продолжили делать другие люди. Всевозможные предположения и легенды создаются и по сей день.
                                              

Николай Васильевич Гоголь родился в 1809 г. в селе Большие Сорочинцы, детство провёл в имении родителей Васильевке, в 1828 г. после гимназии едет в Петербург,  1836 г. уезжает за границу. В 1848 г. поселяется в Москве, после живёт в Одессе, Петербурге. Умирает в 1852 г. в своей последней квартире на Никитском бульваре. Наиболее подробно о жизни Гоголя написано И.П. Золотусским в серии ЖЗЛ (Золотусский И. Гоголь. М.: 1984. - 527 с. Серия "Жизнь замечательных людей"). Творчеству Гоголя также посвящено много работ, одна из наиболее полных и известных – «Поэтика Гоголя» (Манн Ю. В. Поэтика Гоголя. — 2-е изд., доп. — М.: Худож. лит., 1988. — 413 с.)

         Начать разговор, обозначенный темой «Гоголь и Нижний Новгород», надо с того, что писатель никогда там не был. Однако в некоторых его произведениях этот город либо упоминается вскользь, либо прочитывается между строк. Так, например, ясно, что «продолжение» пьесы "Игроки" предполагается в Нижнем Новгороде, где «жуликов в квадрате», сумевших обмануть другого жулика, Ихарева, «с часу на час ждут» («Мы тебе не сказывали еще, а уж четыре дня назад тому мы имеем известие спешить как можно скорее, добывши во что бы ни стало хоть сколько-нибудь денег. Купец привез на 600 тысяч железа. Во вторник окончательная сделка, и деньги получает чистоганом, да вчера приехал один с пенькой на полмиллиона»).

         В поэме «Мёртвые души» на образ Нижнего Новгорода указывают несколько деталей. Во-первых, это начало произведения, где два «русские мужика» гадают, докуда доедет, а докуда не доедет бричка Чичикова:

«В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, словом, все те, которых называют господами средней руки. В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным; только два русские мужика, стоявшие у дверей кабака против гостиницы, сделали кое-какие замечания, относившиеся, впрочем, более к экипажу, чем к сидевшему в нем. «Вишь ты», сказал один другому, «вон какое колесо! Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось в Москву, или не доедет?» — «Доедет», отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет», отвечал другой. — Этим разговор и кончился».

Какой губернский город, ещё и обозначенный как «NN», может находиться между Москвой и Казанью? Вероятно, Нижний Новгород. На страницах поэмы встречается ещё одна деталь, говорящая о городе – «нижегородская ворона»:

«Отсаживай, что ли, нижегородская ворона! - кричал чужой кучер. Селифан потянул поводья назад, чужой кучер сделал то же, лошади несколько попятились назад и потом опять сшиблись, переступивши постромки».
                                                     

Тем не менее, всё это домыслы. Понятно, что город NN в «Мёртвых душах» –  собирательный образ,  типичный русский город, на который так похож Нижний Новгород с его нижегородской ярмаркой, купечеством, обширными территориями, где пересекаются многие российские проблемы – дороги, бюрократия, взяточничество; где нелюдимость, алчность и бьющая через край щедрость с сахарными маниловскими глазами соседствуют друг с другом.
                    

Ещё одно произведение, которое необходимо упомянуть в связи с Нижним Новгородом – комедия «Ревизор». Всем известная ещё со школьных лет история о том, как Пушкин подарил сюжет пьесы Гоголю, связана с несколькими вариантами анекдота о мнимом ревизоре в провинциальном городе. Один из них – приезд  Пушкина в Нижний Новгород в 33-м году за материалами к «Истории Пугачёва»: будучи в гостях у нижегородского губернатора Бутурлина, он был принят им за ревизора, тайно приехавшего для наведения порядка. Бутурлин, человек боязливый, сразу же написал об этом Перовскому, губернатору Оренбурга, у которого через некоторое время остановился сам Пушкин. С ним Перовский и посмеялся над письмом испуганного Бутурлина.

Но описанный случай был далеко не единственной версией передачи сюжета. Таких историй было несколько, они все витали в воздухе, в разных городах. Так, одна из них составляет замысел ненаписанного Пушкиным произведения: «Криспин приезжает в губернию на ярмонку — его принимают за  . . . . . . Губернатор честный дурак.— Губернаторша с ним кокетничает — Криспин сватается за дочь». Также известно, что сам Гоголь «репетировал» этот сюжет в жизни:

«В 1835 году Гоголь и Данилевский ездили домой, а возвращаясь в Петербург вместе с Пащенко, разыграли сюжет «Ревизора»: Пащенко выехал вперед и распространил слух, что следом за ним инкогнито едет ревизор».

И снова связь сюжета «Ревизора» с Нижним Новгородом объясняется типично русскими чертами города, в котором почти не могло не произойти такой анекдотической ситуации. Хоть и не был Гоголь в Нижнем Новгороде, а очень точно его описал, сам того не зная и не желая. Как и любой другой город в России. 

Особая благодарность за подготовку статьи выражается Валерии Юрьевне Белоноговой