• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
НИУ ВШЭ в Нижнем НовгородеНовостиАндрей Максимов: "В цифровом будущем нет ничего страшного"

Андрей Максимов: "В цифровом будущем нет ничего страшного"

Профессор кафедры экономической теории и эконометрики НИУ ВШЭ - Нижний Новгород Андрей Максимов рассказал телеведущему канала РБК Георгию Молокину о бытовом и промышленном аспектах цифровой экономики, системе "Умный город" и концепции образования на протяжении всей жизни.

Г. Молокин - Одна из главных тем, которая сейчас повсеместно обсуждается – это цифровая экономика. Причем, не столько сама цифровая экономика, сколько цифровой мир в целом, цифровая цивилизация, в которой мы живём. А вот как, на ваш взгляд, мы должны представить это самое будущее, куда мы вступаем? Что это за цифровой мир, и что нас в нём ожидает?

А. Максимов -  Ничего страшного и принципиально фантастического в нём нет. Всё, что мы можем наблюдать сегодня, в принципе, будет развиваться. Давайте начнём с того, что вкладывается в понятие цифровой экономики с точки зрения нашего бытового уровня восприятия. Действительно, этот процесс появился не вчера. Мы в нём живём – хотим мы того или нет. Безусловно, сейчас у каждого в кармане телефон, мы пользуемся возможностями интернета и т.д. И это создаёт большие возможности для более эффективного использования времени. Например, вам нужно записаться к врачу. Вместо того чтобы дозваниваться в регистратуру поликлиники как раньше, а затем приходить и ждать в очереди, теперь вы достаёте из кармана телефон, узнаёте [через интернет], как работает ваш врач, записываетесь и приходите к назначенному времени. Напрашивается вопрос: это хорошо или плохо? Вы что-то выигрываете от этого? Ответ простой: да, вы экономите своё время, которое можете провести с пользой. 

Вы правы. Совершенно ясно, что все мы пользуемся интернет-магазинами, заказываем онлайн билеты на поезд или самолёт и прочее. Но мне бы хотелось укрупнить эту тему и поговорить о цифровой экономике и процессах, которые происходят в промышленности, управлении, кадровой политике, здравоохранении, образовании. Какое будущее в этих сферах? 

Давайте тогда продолжим про здравоохранение. Здесь ситуация относительно прозрачна, на мой взгляд, потому что процессы, связанные с цифровизацией здравоохранения начались уже давно. Можно привести в качестве примера телемедицину. Или, например, формирование вашего медицинского паспорта на основе анализов, после чего врач в больнице может посмотреть ваше текущее состояние и то, как вы к этому состоянию пришли. Он может смотреть за динамикой [развития заболевания]. Более того, аппаратура, стоящая сегодня в медицинских учреждениях, сама по себе использует цифровые технологии, которые позволяют диагностировать на техническом уровне начало или продолжение болезни, а также предлагают методы лечения. Фактически, с точки зрения здравоохранения, использование того, что называется "машинный интеллект", и big data для получения дополнительной информации, позволяет получить более точный диагноз и более эффективное лечение. 

Понятно, что новый мир всегда рождается в мире старом. Да, то, о чём вы говорите, уже существует, но есть и прежние реалии, когда в больницах лежат на раскладушках в коридоре. Можно ли, используя новые методы, технологии, исключить ситуации, когда происходят совсем уж вопиющие вещи? Может, необходимо публичное обсуждение, привлечение к этому внимания…

 Это тоже делается, причём, отчасти и у нас. Но яркий пример – это, конечно, москвичи, которые продолжают формировать систему "Умный город". Я очень надеюсь, что она так или иначе будет трансформирована и распространена на другие города, в том числе и на Нижний Новгород. У нас хватает ресурсов – финансовых и человеческих – чтобы что-то подобное мы сделали здесь. С точки зрения ликвидации вопиющих, как вы выразились, проблемных моментов это тоже должно помогать. Первый шаг в этом – это выявление, второй – поиск решений, третий – контроль исполнения этих решений, четвертый – вывод из того, что получилось. Всё это контролируется.

А цифровые технологии в промышленности, строительстве, фармакологии? Что они нам сулят? Где направление главного движения? 

Наверное, в каждом из перечисленных вами направлений есть драйверы, которые, так или иначе, тащат ситуацию. Вы упомянули промышленность. С чего, с моей точки зрения, начинается производство товара? Я не буду говорить про маркетинговое исследование рынка. Сначала всегда идёт проектирование. Если это проектирование сложной техники, то мы уже давно не видим кульманов – всё происходит в цифровой среде. И там создаются не просто чертежи, а технические карты, сопряжение. Более того, это ещё и виртуальное испытание. Это позволяет не только ускорить процесс конструирования, но и избежать в нём ошибок. Следующее – это технологии производства. Если они доступны, и вы можете ими управлять, то издержки тоже сокращаются. Дальше идёт логистика и материально-техническое снабжение. Кстати, считается, что до 0,5% в стоимости товара – это как раз расходы на этот этап. Это серьёзные деньги. Следом идёт торговля этими товарами и услугами.

Вы говорили про госуправление. Возьмите, к примеру, государственные услуги или услуги, которые предоставляет бизнес: с одной стороны у вас есть информация о том, что нужно, с другой – вы можете получить эту услугу, не выходя из дома. Правда, это тащит за собой другие проблемы – связанные с кадрами и возможностью людей получать и использовать эти услуги. Часть этих проблем решается на уровне школьного образования. 

Тут мы совершенно естественно переходим к разговору о людях. Это и кадры, и потребители, которые эту тему должны освоить. Кто-то сказал, что людей сейчас нужно не просто научить, но научить учиться жить в меняющемся мире – не просто дать знания, а привить навыки, компетенции для того, чтобы они приспосабливались и развивались в переменчивых реалиях. Как, на ваш взгляд, в ближайшее время будут выглядеть кадры и обучение? 

В первую очередь мы тут говорим об "идеологии трёх L": life-long learning – ситуация, когда вы обучаетесь всю жизнь. И она уже давно стала неотъемлемой частью нашей жизни. 

Но не для всех. 

Возможно, не для всех, но те, кто это не практикует, на себе испытывает определённые трудности. Я уже говорил сегодня про конструкторскую документацию. Например, появляется некий новый софт, позволяющий делать эти вещи быстрее, и есть два сотрудника: один работал на старом, второй осваивает новый. Вопрос: когда появится новая задача, то кому она будет дана? Поэтому если вы не бежите за сегодняшним прогрессом, то сначала просто оказываетесь в хвосте, а потом можете начать искать работу. И не факт, что найдёте. Беда заключается в том, что в процессе развития и цифровизации часть сотрудников и даже профессий, действительно, просто уходят. Например, делопроизводители или, возможно, работники call-центров. Поэтому если вы в этом процессе не участвуете, не обучаетесь, то у вас проблемы. Может быть, не очень хорошо об этом говорить, но жизнь утроена таким образом. 

Почему же? Это вызовы времени – наоборот, о них нужно разговаривать. Например, Высшая школа экономики, в которой вы преподаёте. Что ваш вуз собирается делать, чтобы мощно участвовать в подготовке специалистов завтрашнего дня, способных постоянно обучаться и развиваться? 

Мы не собираемся делать, а уже делаем. Давайте поставим вопрос очень узко, имея в виду цифровую экономику. В нашем вузе принята концепция наращивания компетенций, связанных с цифровой индустриализацией – data culture. Идея её заключается в том, что вне зависимости от направления подготовки, которой ты занимаешься – экономист ты, юрист, менеджер, математик или программист – ты получаешь необходимые дополнительные компетенции, связанные с поиском, анализом, обработкой данных. Это делается на разных курсах при помощи разных способов, но это делается на всех специальностях. Понятно, что уровень человека, имеющего компетенции, связанные с информационными технологиями, в этой программе – это не просто постановка задач, но и создание этого продукта. Если же мы говорим о юристах, чей бэкграунд не очень близок к IT, то в их образовании всё равно присутствует анализ и обработка информации. Они используют чужие пакеты [данных], но они понимают, что и как происходит. 

Эта идеология разных уровней подготовки стартует у нас со следующего года, но уже в этом году мы в нижегородском филиале для всех своих направлений вводим дополнительные курсы такого плана. При этом мы сами для наращивания этих компетенций используем те же самые информационные технологии – например, онлайн-курсы, находящиеся на открытых образовательных платформах, но сопровождаемые преподавательскими консультациями. А поскольку у нас тоже сильно ограничены ресурсы, мы также используем открытые курсы, записанные в ведущих вузах России и мира.

Оригинал интервью можно посмотреть на сайте РБК